FavoriteLoadingДобавить в Избранное

, последняя царица Древнего Египта как самостоятельного государства, стала легендой благодаря своей любовной истории с Цезарем и Марком Антонием, драматической борьбе за трон и страну и античным источникам, вроде Плутарха, которые очерняя ее создали вокруг нее целый миф о ее очаровании и развратности. Ею вдохновлялись писатели, поэты, художники и музыканты на протяжении многих веков. И, конечно, кинематограф не мог обойти стороной столь колоритную историческую фигуру. Первый фильм о Клеопатре вышел еще в позапрошлом веке — в 1899 году и, к сожалению, не сохранился. С тех пор практически ни одно десятилетие не обходится без фильма с древнеегипетской правительницей, и в соответствие с модой каждого из них менялся и ее гардероб и образ.

Что на самом деле носила Клеопатра — большой вопрос. Традиционный египетский женский наряд — это калазирис (прямое узкое платье выше или ниже груди и до лодыжек, с лямками), в более позднее время в моду входят различные драпировки плиссированной тканью. Но Клеопатра VII (69-30 гг. до н.э.) происходила из греческой династии Птолемеев, которые сохранили многие греческие традиции, в том числе в одежду (к примеру, она встречала Марка Антония в образе Афродиты). Правда, как прежние фараоны, вписав себя в египетский божественный пантеон, Птолемеи, скорее всего надевали церемониальные одежды в египетском стиле. Клеопатра же, по мнению историков, могла носить и римскую одежду, особенно во время отношений с Марком Антонием (на монетах с ее портретом у нее римская прическа и стола).

Даже не особо углубляясь в эту тему, можно легко увидеть разницу между костюмами трех регионов:


Египет


Греция


Рим

У египтян также обязателен был макияж, смоки айз делали ежедневно и мужчины и женщины порошком черного и зеленого цвета, в который кстати входил свинец, и верили, что макияж магически защищает от болезней — современные ученые доказали их правоту с помощью науки (минимальные дозы солей свинца, взаимодействуя с кожей, усиливают выработку в организме оксида азота, который в свою очередь стимулирует иммунную систему и помогает бороться с бактериальными заболеваниями, в том числе конъюнктивитом). Но мы отвлеклись, приступим к нашим кино-клеопатрам, сделав небольшой реверанс нескольким столь же легендарным дамам. Они немало повлияли на восприятие Клеопатры в обществе в свое время.

Сара Бернар играла Клеопатру в пьесе Викторьена Сарду в 1890-ые, Ида Рубинштейн и Любовь Чернышова танцевали ее в одноименном балете с разницей в 10 лет (1909 г и 1919 г. соответственно) в «Русских сезонах» Дягилева, а Мата Хари красиво раздевалась в эротических танцах в 1910-м. Судя по картине Жоржа Кларина, костюм Сары Бернар еще относительно скромный (на ней так называемое эстетическое платье, свободного покроя, без корсета), но поверх него надет богато декорированный нагрудник (лиф) и пояс с юбкой/набедренная повязка. Именно эти детали, характерные скорее для арабского танца живота, а не для античного или древнеегипетского костюма, перекочуют в начале XX века в наряды балерин, танцовщиц и актрис, исполняющих роль Клеопатры. А само платье уже окажется лишним.

С конца XIX века западный мир захватят экзотические восточные танцы и мода на ориентализм, и образ танцовщицы в лифе и юбке (или шароварах) с открытым животом будет одинаково использоваться и для Саломеи, Шехерезады и Клеопатры. И правда, какая между ними разница?

Клеопатра — Сара Бернар в костюм скорее гаремной красавицы, а не царицы Египта:

Клеопатра — Ида Рубинштейн, эскиз костюма Леона Бакста:

Клеопатра — Любовь Чернышова, эскиз костюма Сони Делоне:

Клеопатра — Мата Хари:

В этом обзоре мы расскажем о кино-Клеопатрах первой половины XX века (до конца 1950-х гг.), то что нам самим удалось посмотреть (за исключением утраченной картины 1917 г.).

, «Клеопатра»
1912 г., режиссер Чарльз Л. Гэскилл , костюмы Клеопатры разработаны мисс Гарднер.

Одна из первых полнометражных картин американского кинематографа и при этом сохранившаяся. Гарднер первой среди киноактеров открыла свою кинокомпанию в 1912 году в 28 лет и за два года выпустила 11 картин вместе со своим любовником режиссером и сценаристом Гэскилом. «Клеопатра» была их первой картиной. В свое время она была очень популярна и считалась первой женщиной-вамп на экране.

В этом фильме по пьесе Сарду Гарднер предстает перед нами в достаточно скромных и закрытых нарядах, соответствующих моде 1910-х, за исключением маленького эпизода, где на ней костюм для танца живота. В основном свободные и просторные платья до лодыжек «делают» египетскими пояс с передником — «намек» на шендот фараонов.

, «Клеопатра»
1917г. , режиссер Дж. Гордон Эдвардс, художник по костюмам Джордж Джеймс Хопкинс.

В то время как Россию мотало от одной революции к другой, в США самым популярным фильмом года стала «Клеопатра» с Тедой Бара, главной женщиной-вамп начала века. Скромной еврейской девушке из Огайо Теодосии Гудман, на студии Fox придумали легенду о ее рождении у арабской принцессы и французского художника, сделав ее на семь лет моложе. А для пущего продвижения фильма Теда Бара говорила, что чувствует себя реинкарнацией Клеопатры, после премьеры один из журналистов спросил ее, где она родилась, и Теда ответила: «В двух кварталах от Сфинкса». Масштабная дорогостоящая постановка, несмотря на полярные отзывы критиков, от восторженных до высмеивающих, полностью окупилась в прокате: производство стоило полмиллиона долларов, а сборы составили около миллиона. Мужчины шли посмотреть на малоприкрытое женское тело (все-таки 1917 год и рядовой американский зритель стриптиз Маты Хари ни по телевизору ни в youtube посмотреть не мог), а женщины — на роковую соблазнительницу с горячим телом и холодным сердцем, такую, какой втайне сами хотели быть.

В «Клеопатре» у Бары было 50 смен костюмов, больше — только у Элизабет Тейлор в «Клеопатре» 1963 года. Сама Теда говорила, что месяцами работала над ролью с куратором египетского направления музея Метрополитен в Нью-Йорке, а The New York Times писал после премьеры, что костюмы настолько тщательно адаптированы к эпохе, что не должны вызвать никаких комментариев. Наивные американские журналисты…


Сохранившиеся детали костюма Теды Бары

На наш взгляд, наряды Клеопатры-Теды подобно костюму Маты Хари или Иды Рубинштейн скорее бурлескная вариация на тему «арабской ночи» с декоративными египетскими элементами. Но если легендарные танцовщицы оголяли точеные фигуры, то 32-летней Баре хвастать было нечем. Многие критики были беспощадны к ее поправившейся фигуре, называя ее Feeda Bara (Откормленная Бара).

Кроме «русских сезонов» Дягилева и Маты Хари очевидно и влияние легендарного французского кутюрье Поля Пуаре. В конце первого десятилетия XX века он ввел в моду новый силуэт с высокой талией и ориентальную тему (павлины, тюрбаны, шаровары и пр).

В соответствие с кодом Хейза (введенным в 1934 году) фильм был исключен из проката из-за чересчур оголяющих тело актрисы костюмов. Сама картина не сохранилась, лишь ее маленький фрагмент. Последним, кто ее видел был, по-видимому, Сесил Б. ДеМилль, режиссер следующей «Клеопатры» с в главной роли. В июле 1937 года она сгорела во время пожара на складе Fox в Нью-Джерси.

В 1958 году в фотосессии Ричарда Аведона для журнала Life Мэрилин Монро позировала в образе Клеопатры-Теды:

В 1920-ые, после открытия гробницы Тутанхамона в 1922 и представления широкой публике бюста Нефертити в 1923 году египтомания пережила настоящий бум, фирменные египетские принты (лотосы, скарабеи, ибисы, змеи и пр.), став одним из важных элементов ар деко, широко использовались дизайнерами одежды и ювелирных украшений. Самая модная прическа того времени — боб — ассоциировалась с древнеегипетским каре, как и яркий драматический макияж. Но Клеопатре в 1920-ые пришлось подождать следующего десятилетия для новой яркой реинкарнации в кино.

Клодетт Кольбер, «Клеопатра»
1934 г., режиссер Сесил Б. ДеМилль, художник по костюмам .

Эстафету Теды Бары приняла через 17 лет еще одна звезда своего времени, также эксплуатирующая образ роковой женщины, — Клодетт Кольбер. Причем звездой она была и вне экрана, сначала два раза заворачивая эскизы костюмов и провоцируя запои дизайнера, а потом и сами платья, недовольная тем, как они на ней сидели. Впрочем, все усилия Бантона были не зря, Клеопатра-Клодетт стала модной иконой для современников.

Однако историчности в ее нарядах искать не следует, разве что аутентичности времени съемок. Струящиеся платья царицы создают модный силуэт 1930-х: стройный, удлиненный за счет плотного облегания и каблуков. Да, актриса в фильме появляется в босоножках на каблуке — такова была причуда ДеМилля, высокие каблуки были его фетишем. Залогом успеха фильма режиссер считал «секс, декорации и костюмы» («Sex, set and costumes»). Сексуальность самой актрисы, казалось, удвоила ее роль, а костюмы Бантона стали ее идеальным воплощением. В основном они были скроены по косой — эту моду ввела Мадлен Вионне — и полностью облегали фигуру. И хотя сами платья вряд ли можно назвать удобными, — с огромными шлейфами и длинными ложными рукавами, они должны сковывать тело, — Кольбер удивительно легко и естественно в них двигается. В одежде и аксессуарах также чувствуется сильное влияние ар деко.

Продвижение фильма было построено на рекламе Клеопатры как модной иконы, так как основной публикой кинотеатров были женщины. В 1930-е связь кинематографа и модной индустрии была на пике, копии кино-нарядов расходились как горячие пирожки. В витрине универмага Selfridge в Лондоне на Oxford street появилась восковая голова Кольбер в образе Клеопатры с шляпкой, названной в честь египетской царицы, а R.H. Macy & Co в Нью-Йорке сделали витрину с платьями и туфлями героини. Образ кино-Клеопатры использовался в рекламе мыла и сигарет. В прессе писали, что фильм задал новый виток египтомании в моде: клипсы в виде золотых лотосов на платьях, повторяющих наряды Кольбер, круглые ожерелья-воротники, бандо с крылашками, как у Клеопатры-Клодетт.

Фильм в итоге стал вторым по популярности в США в 1934 году и был номинирован на «Оскар».

, «Цезарь и Клеопатра»
1945 г., режиссер Габриэл Паскаль, художник по костюмам .

В фильме Габриэла Паскаля мы не увидим сильной и независимой женщины (да простят нам читатели этот штамп), кино снято по одноименной пьесе Джорджа Бернарда Шоу, где египетская царица — 16-летняя прелесть какая дурочка Клепа, боящаяся своей няньки-рабыни и понемногу взрослеющая под мудрым влиянием Цезаря, который воспринимает ее скорее как дитя, чем как женщину (Ничего не напоминает? Шоу потом разовьет этот сюжет в «Пигмалиона»). Шоу доверил постановку Паскалю, который уже успешно спродюссировал «Пигмалиона» (1938) и срежиссеровал «Майора Барбару» (1941). Драматург говорил о нем: «Паскаль делает для кинематографа то, что Дягилев сделал для балета». Он плотно сотрудничал с Паскалем в работе над фильмом, в том числе оценивая костюмы и грим актеров. Во время прослушивания Вивьен Ли отыграла роль стеснительной инженю, и у Шоу сложилось ложное впечатление, что она застенчива. «Я могу выбить все это из нее», — взволнованно сказал Шоу Паскалю, предвкушая для себя роль ее наставника, как у римского императора над египетской царицей в его пьесе. Но, как Цезарь в итоге был разочарован своей ученицей Клеопатрой, так и Шоу оказался недоволен игрой Вивьен Ли («She’s not right at all», «Она совсем не подходит», — вынес он свой вердикт). Критики тоже разгромили фильм. Картина по сути разрушила карьеру Паскаля и здоровье Вивьен Ли. Во время съемок она поскользнулась и упала, в результате у нее случился выкидыш, что в последствие привело к нервному срыву. Сложно не думать об этом, видя ее убитое бледное лицо в последних сценах картины.

Актриса писала Месселу в 1943-м: «Я сказала, конечно, Паскалю, что никто, кроме вас, не может делать костюмы». До этого художник работал с Ли в театре над спектаклем «Сон в летнюю ночь» (1937). В итоге в фильме Мессел отвечал также за реквизит и декорации. Несмотря на то, что картина оказалась одной из наиболее затратных для британского кино на тот момент — его окончательная стоимость составила £1,3 млн — тем не менее Месселу, занимавшегося разработкой камуфляжа в британской армии во время войны, пришлось проявлять чудеса изобретательности в создании предметов из подручных материалов. В условиях военного времени в Британии ткани и материалы отпускались по нормам, многие магазины были закрыты, портные были мобилизованы или уехали в глубинку. Египетские и персидские орнаменты набивались на интерьерные ткани вручную, шторы раскрашивались по трафарету, Мессел даже взял веера из семейного дома для сцены в музыкальной комнате. Парики делались из кожи, воска, проволоки, ацетата, стекла, бисера и краски. Ювелирные изделия он создавал из тонкой проволоки, пластика, целлофана и стекла, золотые пластины и украшения — из позолоченной кожи и папье-маше, Мессел использовал индийские сари, которые пылились никому не нужны во время войны в лондонских универмагах. Всего более 2000 костюмов были созданы для съемок.

Клеопатра сначала предстоит перед нами в скромном легком плиссированном платье, которое подчеркивает ее «детскость». Последующий церемониальный наряд, и отчасти даже погребальный, как будто сковывает ее, малышка-Клеопатра не готова к нему, как ни храбрится. Кроме того, этот, по сути унисексный наряд египетского фараона лишает ее тело женственности и сближает с ее девятилетним братом. Затем мы видим ее в двух пастельных голубовато-зеленых платьях, плотно облегающих до талии и слегка расширяющихся книзу, декорированных золотыми деталями. Оба платья сильно декольтированы и казалось бы должны выглядеть сексуально, но этого в образе Клеопатры-Ли нет вовсе и не задумывалось. Оба наряда сделаны в ближневосточной, арабской стилистике, а не древнеегипетской или античной. Они подчеркивают экзотичность, противоположность характера Клеопатры, дикой и жестокой кошечки, разумности и рациональности Цезаря и Рима. Но вот проходит 6 месяцев наставничества Цезаря над Клеопатрой и мы видим ее платье глубокого баклажанного цвета и приближенного к римскому силуэту, а затем в темно-сером наряде, имеющем уже условно-античный наряд, сближающий ее с Римом.

Мессел был театральным художником, и в отличие от Трэвиса Бантона, к примеру, не занимался модой. Влияние эстетики 1940-х гг в гардеробе Клеопатры-Вивьен минимально, и, видимо, уже не требовалось, ее никто не «продавал» как модную икону зрителям. В создании костюмов для царицы Мессел, скорее, исходит из сюжета пьесы, из ее характера, а также особенностей ее фигуры. Миниатюрной Ли, конечно, не подошли бы огромные головные уборы, пышные парики или обилие украшений. Хотя Мессел не был специалистом по истории костюмы, его огромная подготовка к картине чувствуется: церемониальный наряд из белой плиссированной ткани с шендотом выглядит максимально аутентично, массовка грамотно стилизована.

В 1950-х вышло целых три фильма с Клеопатрой, но, увы, числом поболее, ценою подешевле. Кроме того, что все три фильма довольно низкобюджетные, так еще и не блещут ни актерской игрой, ни интересными костюмами. Если в картине 1934 с Клодетт Кольбер «Клеопатра» была в центре внимания, она была сверхженщина, невероятно притягательная, сексуальная, умная, рациональная, играющая мужчинами и умеющая найти подход к каждому из них, то в фильмах 1940-х и 1950-х на первый план выходят мужчины, а Клеопатра лишь экзотический, красивый фон для их достоинств и подвигов и объект их побед.

, Serpent of the Nile (Змея Нила)
1953, режиссер Уильям Касл, костюмы Ронды Флеминг .

Костюмы для Ронды Флеминг делал великий Жан Луи, но то, что прекрасно смотрелось бы в кино 1950-х, в фильме про Античность смотрится странно. Например, остроконечные бюстгальтеры, очевидные корсеты под платьем, кислотные цвета тканей. Ужасна дешевая бижутерия на египетской царице. Увы, и сама гламурная красавица Ронда Флеминг, королева technicolor, как ее называли, выглядит в роли Клеопатры абсолютно деревянно, будто сама не понимает, что она изображает, то ли жестокую, безжалостную и бесчувственную царицу, то ли действительно влюбленную и страдающую оттого, что интересы Египта у нее на первом месте и ей приходится жертвовать своими чувствами в угоду политике. Главный герой — любимый ею Люцилиус (Уильям Ландигэн) смотрится, как ковбой, ряженый в римскую тогу на Хэллоуин.

, «Две ночи с Клеопатрой»
1954, режиссер Марио Маттоли, художник по костюмам Гая Романини.

Итальянская комедия с Альберто Сорди в роли удачливого простака Чезарино в главной роли. Софи Лорен демонстрирует здесь «чудеса» актерской игры, выступая за Клеопатру, надменную, жестокою, порочную и развратную царицу, и за скромную, запуганную, нежную рабыню Нису с золотистыми волосами. Несмотря на то, что этот фильм можно рекомендовать только любителям ретро-комедий и ярым фанатам Сорди или Лорен, в фильме есть несколько забавных шуток и удачных фраз («Только собака может быть верной, а женщина никогда», «Легче спрятать слона в комнате, нежели отсутствие царицы»).

Костюмы Клеопатры выглядят абсолютно современно 1950-м годам, даже церемониальный, если убрать все регалии и псевдоегипетские аксессуары и украшения. Затянутая корсетом талия, пышные грудь и бедра, еще более подчеркнутые облегающим силуэтом. Правда, самый первый наряд царицы вызывает недоумение. Что это? Корсет с поясом и прозрачная туника? Серьезно?

Украшения тоже вызывают недоумение, эти странные обручи спиралями и зубьями, золотые сетки для волос в стиле Возрождения, шапочка из фольги. Дизайн украшений хуже, чем у Ронды Флеминг. Учились бы у Оливера Мессела, как из того самого и палок делать конфетку.

В этом фильме должна была сниматься Джина Лоллобриджида, но отказалась, и, думается, не зря.

, «Легионы Клеопатры»
1959, режиссер Витторио Коттафави, художник по костюмам Витторио Росси, пошив — Casa D’Arte Peruzzi.

Франко-итальянский фильм в так называемом жанре «меч и сандалии» (sword and sandals или пеплум). Итальянские исторические картины на библейскую или античную тему, массово выпускающиеся с 1958 по 1965, должны были противостоять голливудскому доминированию в этом жанре, а также повысить итальянский дух (ох, уж эти скрепы, в каждой стране свои). Витторио Коттафави гордо называл их нео-мифология. Фильм был выкуплен студией «20 century Fox» за 1 млн долларов, чтобы не быть выпущенным в прокат и не стать невольным соперником «Клеопатре», которая была задумана еще в 1958 году и вышла только в 1963-м с Тейлор в главной роли. Не представляем, в какой из множества вселенных этот фильм мог бы конкурировать с «Клеопатрой».

В основу картины, видимо, легла легенда о том, что Клеопатра и Марк Антоний переодевались и гуляли по Александрии неузнанными. И вот, в угоду Коттафави, царице пришлось выступать с танцами живота перед трактирной публикой самого низкого пошиба и влюбиться в Карридио, настоящего мачо, но, к сожалению, наймита Октавиана (Этторе Манни). Франко-итальянка из Аргентины Линда Кристал, безусловно, очень красива, но в фильме во многом из-за этого дешевого восточного костюма выглядит скорее как королева цыган, а ее драматическая игра сводится к открытому рту и особому стеклянному выражению глаз. В образе Беренис она носит двухчастные костюмы для танца живота: слегка декорированный современный бюстгалтер и «юбка» с золотой набедренной повязкой с монетками (под которым видны вполне современные трусы). Ей богу, сейчас на любом туристическом рынке в Турции можно купить лучше.

В одном из последних эпизодов на царице темно-розовое облегающее платья чуть ниже колен, с затянутым корсетом талией и высокая укладка в стиле 1950-х. Если бы не нелепые свисающие с головы жемчужные нити, можно было бы подумать, что Линда Кристал сбежала со съемок какого-нибудь аргентинского сериала, чтобы отхалтурить пару сцен для «Легионов». Один из церемониальных нарядов Клеопатры-Линды с лифом в виде двух крыльев почти повторяет платье Клеопатры-Ронды. Зато короны и парики на общем убогом фоне смотрятся неплохо.

По итогам нашего обзора первое место среди Клеопатр, как с точки зрения характера, так и с точки зрения костюмов, безусловно, у Клодетт Кольбер. В следующем обзоре мы оценим с вами кино-Клеопатр второй половины XX века, и выберем лучших.

 

Оцените