FavoriteLoadingДобавить в Избранное

CineModa делится фотоотчетом с выставки Ассоциации художников кино, театра и ТВ «Магия театра и кино-2018» и своими впечатлениями от мастер-классов Дмитрия Андреева, художника по костюмам, и Антона Приймака, коллекционера женского белья 19 — нач 20 вв и специалиста в области исторического модного силуэта.

На выставке было представлено 6 костюмов Дмитрия Андреева и Владимира Никифорова к последним кино и ТВ-проектам, 4 костюма и эскизы Анастасии Образцовой для фильма «Жили-были мы» (2016), а также костюм к неизвестному персонажу и эскизы для фильма «Кин-Дза-Дза» (1986).

«Анна Каренина. История Вронского» (2017, реж. Карен Шахназаров), художники по костюмам и номинировались на премию «Золотой орел-2017».


Графиня Вронская (). Приемное платье, шелк, тюль, кружево, пайетки, страусовое перо, стеклярус


Алексей Каренин (Виталий Кищенко). Бальный костюм, сукно, шелк, хлопок

«Мурка» (2017, реж. Антон Розенберг, Ярослав Мочалов), художники по костюмам Дмитрий Андреев и Владимир Никифоров


Маруся Климова, она же Мурка (Мария Луговая). Вечернее платье, шелк, тюль, вышивка искусственными бусинами и металлическими накладками


Княгиня Варвара Шаховская (Светлана Ходченкова). Визитное платье, шелк, шифон, перо

«Пелагия и белый бульдог» (2009, реж. Юрий Мороз)


Наина Георгиевна Телианова (Виктория Исакова). Визитный костюм, шелк, перо страуса, индюшки, соломка, пайетки.

«Мешок без дна» (2017, реж. Рустам Хамдамов), художники по костюмам Дмитрий Андреев и Владимир Никифоров


Рассказчица – Светлана Немоляева. Визитное платье, шелк, тюль, пайетки, стеклярус

«Жили-были мы» (2016, реж. Анна Чернакова), художник по костюмам


Бальное платье Марии (перкаль, сетка, роспись маркером), Дама (бязь сетка, роспись маркером), Дворецкий (кирза, саржа , роспись маркером), Горничная (бязь, роспись маркером).


Костюмы использованы для выдуманных главной героиней сцен в Петербурге 1830-х гг. (Александровская колонна установлена в 1834 г.), эпизоды (декорации и костюмы) стилизованы под черно-белую графику


Дворецкий — Александр Мякушко


Эскизы костюмов к фильму

Кин-дза-дза (1986, реж. Георгий Данелия), художники Н. Журавлева, Владимир Соковнин


Костюм персонажа (в фильме не обнаружен)


Деталь костюма, зскизы к фильму

«Грех» Микеланджело-Кончаловского

Новый фильм Андрея Кончаловского «Грех. Видения» о нескольких годах из жизни Микеланджело выйдет в прокат уже в этом году. Дмитрий Андреев на своем мастер-классе рассказал о работе над фильмом.

Сначала Кончаловский обратился к Милене Канонеро, но вернулся к Дмитрию Андрееву, с которым уже работал вместе над «Раем». Начало было неутешительным, режиссер хотел, чтобы «костюма не было видно».

Идея заключалась в том, чтобы снимать не классический байопик, а полудокументальное кино, без профессиональных актеров, как бы подглядывающей камерой. И с художественной точки зрения сделать «анти-Дзеффирелли», анти-театрально, скорее ближе к Пазолини и палитре Джотто, которого тот любил. Кончаловский даже думал над тем, чтобы сделать черно-белое кино, но в итоге решил, что фильм об итальянском Возрождении, конечно, нужно делать в цвете.

Безусловно, реальная жизнь во все времена отличалась от парадных портретов, но в любом случае итальянское Возрождение, начало 16 века –

«это цвет, форма, контрастные сочетания цветов и, конечно, объемный рукав. А Кончаловский мне сразу сказал: «не оставляем ничего, рукава должны быть узкие». Узкие рукава в начале 16 века! Мама дорогая! На рукавах держится весь силуэт этого времени. Конечно, мода всегда запаздывает, особенно в те времена, даже на 50 лет в случае простонародья. Частично мы использовали силуэт 15 века, более скромный, с мягкими драпировками и узкими рукавами. Простонародье можно было сделать в нейтральных тонах, но в сценах появления знати и Папа Римского – нельзя без цвета, без объемных форм», — рассказывает Дмитрий.

Съемочная группа проехала по всем местам Микеланджело, Дмитрий собрал огромное количество иллюстраций нужного периода, посетил известные ателье костюмов для возможного подбора готовых костюмов («Tirelli», «Peruzzi», «Farani» и др.). Но все это в массе своей было слишком ярко, цветно, «громко», с преувеличенными формами, «по-итальянски». А из-за того, что пошив в Италии оказался дорог, было принято решение шить костюмы в России: «У нас мастера не хуже, мне в России сделали то, что итальянцы бы не сделали никогда за эти деньги и в такие сроки».
Основными материалами для костюмов стали натуральные простые ткани: шерсть и лен, причем российский. «Итальянцы были в восторге от нашего льна, от цен и от выбора». В части сцен в фильме снимались местные каменотесы и каменщики, можно сказать в роли самих себя, но на 5 веков раньше. Для их костюмов Дмитрий использовал самые простые формы рубах и штанов, но придумал им удобные пояса-карманы для инструментов. Как сам он говорит, «мы попробовали сыграть в тему «наверное».


Фото Александра Гусова. В роли Микеланджело снялся Альберто Тестоне, зубной техник.

К слову сказать, итальянцы были поначалу пристрастны к русскому художнику: «Бог с ним, что русские снимают, но еще и художник по костюмам русский. Это слишком, — говорит Дмитрий об опасениях итальянцев. — Они не могли поверить, что мы, в России знаем и любим классическое итальянское кино, знаем великих художников по костюмам Този, Донати, Милленотти. В костюмных ателье сотрудники были в шоке, когда я сходу узнавал костюмы из фильмов и называл их авторов».

Милена Канонеро при знакомстве с Дмитрием, его всячески напутствовала и давала советы, как выстраивать работу с командой, в том числе художниками по гриму и прическам. Здесь Дмитрию повезло, он работал с Дезидериа Корридони (Desideria Corridoni), в копилке которой «Мария Антуанетта» Софии Копполы, «Страсти Христовы» Мела Гибсона, «Братья Гримм» Терри Гиллиама и др.

Модные ошибки музеев мира и кино

Замысловатые силуэты переменчивой женской моды обеспечивали различные хитрые ухищрения в белье: корсеты, фижмы, кринолины, турнюры, накладки и т.п. Вот только как это все надевалось или даже выглядело, не всегда понятно, модные журналы не слишком много внимания уделяли этой теме, а чаще всего она возникала в таком специфическом жанре, как карикатура. Неудивительно, что сейчас даже у специалистов могут возникать сложности с этой составляющей гардероба. , много лет коллекционирующий историческое женское белье, исследующий вопросы того, за счет чего формировался тот или модный силуэт, рассказал на своем мастер-классе о некоторых ошибках, которые допускают не только любители, но даже эксперты, в том числе музейные работники. И при этом иногда упорствуют в признании своих промахов.

Самая критическая ошибка – неправильная атрибуция предмета. Антон поделился несколькими курьезными примерами. В барселонском музее (Museu del Disseny De Barcelona) уже много лет невозмутимо выдают русскую коротёну (епанечку) за испанскую баску (overskirt) 1600-1610-х, никак не реагируя на возмущенные обращения русских специалистов. Институт костюма в Киото выставлял предмет для выпрямления осанки начала 20 в. за бюстгальтер (brassiere) начала 19 в., перевернув широкие лямки, укрепленные китовым усом, со спины на грудь. После обращения Антона японцы просто тихо сняли предмет со своего сайта. В Кунсткамере хранится «кафтан А.Г.Разумовского» (1709-1771), который на самом деле является женским пальто конца 1870-начала 1880-х гг.

Из огрехов помельче, но и почаще, Приймак называет неправильное экспонирование предметов: корсет надевается на нижнюю юбку, задом наперед или переворачивается снизу вверх, кринолин выворачивается наизнанку или также надевается задом наперед, иногда на одном манекене совмещаются предметы из разных эпох или для разных возрастов. Еще одна проблема – небрежный этикетаж, особенно это характерно для «привозных» выставок, где мало озадачиваются корректным переводом и вычиткой всех наименований. Так рождаются «сетчатые кринолины», Денис и Пол Пуаре (Дениза и Поль), Шиапарелли (Эльза Скиапарелли) и др. Уже не удивляет Антона публикация карикатур и сатирических картинок в качестве «наглядных пособий» в книгах по истории костюма, не говоря уже об Интернете.


Перевернутый корсет в журнале «История моды» DeAgostini, крепления для чулок, оказавшиеся наверху, никого не смутили.

Во многих российских музеях есть коллекции старинной одежды, но, к сожалению, без правильного каркаса эти платья выставляются некорректно. Антон сам изготавливает реконструкции кринолинов и турнюров в том числе для музеев (для Эрмитажа) и кино. Из последнего большого заказа – турнюры к фильму «Матильда» (2017) Алексея Учителя.

Если уж музейщики допускают ошибки, что и говорить о киношниках. Вообще у истории и кино отношения весьма специфичные. К примеру, в той же скандальной «Матильде» костюмы сделаны очень добротно с исторической точки зрения, чего не скажешь о сюжете и характерах персонажей. Антон привел и несколько примеров нелепостей из известных картин.

В фильме «Гардемарины, вперёд!» (1988, реж. Светлана Дружинина) Анастасия Ягужинская — Татьяна Лютаева просит фижмы, а служанка подает ей капроновую юбку с оборкой. Мало того, что это вообще не фижмы (каркасная конструкция), так эти оборки при всем горячем желании не смогут создать объем в бедрах и удерживать вес тяжелой бархатной ткани. Впрочем, кто смотрит на эти недо-фижмы, если в кадре красивая обнаженная спина – девица Ягужинская не надевает под «робу» ни нательную сорочку, ни корсет.


Анастасия, звезда моя, что же вам на голое тело платье одевают? Непорядок!


Корсет и панье 1740-1760-е в Музее декоративного искусства в Лувре
9
В сиквеле «Виват, гардемарины» (1991, реж. Светлана Дружинина) шевалье де Брильи (Михаил Боярский) в любовной сцене с герцогиней Ангальт-Цербстской Иоганной (), задирая ей юбки, демонстрирует зрителю панталоны. Этот предмет одежды в женском гардеробе появился только в начале 19 в., а закрепится только с 1840-х, уточняет Антон Приймак. Напомним, что в фильме действие происходит на век раньше, в 1744 году.

Не историчны и пышные прически Анастасии Ягужинской и ее матери, такие начесы были не приняты при елизаветинском дворе, впрочем, объемные укладки «кочуют» из фильма в фильм об этой эпохе. А по «причесочной» части анахронизм поинтереснее Антон обнаружил в фильме «Сказ про то, как царь Петр арапа женил» (1976, реж. Александр Митта). На ассамблее, устраиваемой Петром на строящемся фрегате, появляются две дамы с корабликами в прическах. Действие происходит, вероятно, в 1703-1705 гг. (строительство Петром первых кораблей на Балтике), а впервые подобную прическу, кстати тоже по патриотическим соображениям, выгуляла французская королева Мария-Антуанетта в 1778 году. Мода продержится всего пару недель, но будет до сих пор вдохновлять шляпников, дизайнеров и реконструкторов.


Иллюстрация прически и карикатура на нее. Черная шляпка Филиппа Трейси на Изабелле Блоу, 1995, красный кораблик из коллекции Jean-Paul Gaultier SS 1998 Haute couture. Внизу — кадры из фильма «Сказ про то, как царь Петр арапа женил» и ванильно-макаронная Мария-Антуанетта — Кирстен Данст с корабликом на голове в одноименном фильме Софии Копполы 2006 года (фото сильно осветлено).

К любимой всеми экранизации Игоря Масленникова «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона» (1979-1981) тоже есть вопросы. Несмотря на то, что в картине звучат даты, в которых происходит действие: 1887 — 1889 гг., на деле и в интерьере и в костюме полноправно господствует более поздняя эпоха модерна, когда женский костюм был принципиально иным, объясняет Антон.


Бэрил Степлтон (Ирина Купченко) и Мэри Морстон (Екатерина Зинченко) в сериях «Собака Баскервиллей» и «Сокровища Агры». Турнюров барышням не подвезли.


Ирэн Адлер (Лариса Соловьева) в «Сокровищах Агры» в широкополой шляпе и плиссированной юбке. Суровый советский модерн.


Иллюстрация «Последние моды» из журнала «Le Moniteur de la Mode» 1887, 1 марта. Очевидно, что силуэт и аксессуары заметно отличаются от советской экранизации Шерлока.

Безусловно, в каждом фильме, где действие происходит в прошлые эпохи, обязательно найдется как минимум парочка-другая анахронизмов. Закончим наш отчет словами Дмитрия Андреева:

«Не стоит относиться к костюму в кино, равно как и в театре, как к реконструкции. Никогда! Костюм – это образ, прежде всего. Конечно, существует подход великого Този и подход великого Донати. Это две разные планеты. Это Пазолини и это, допустим, Висконти. Кто что любит, тот выбирает для себя. Я люблю и то и другое. Умоляю, не ругайте нас. Конечно, мы должны знать основу и как это должно быть, но потом на основе этих знаний мы придумываем свою историю».

За эту свою историю мы и любим кино!

 

 

Все фото кликабельны.

Оцените