FavoriteLoadingДобавить в Избранное

«Покровские ворота» — ностальгический взгляд на 1950-ые из 1980-х, когда женщины были красивы, а юноши были смелы. 

Немного истории

Пьеса «Покровские ворота» была написана Леонидом Зориным в 1974 году. Действие в ней происходит в 1956-57 гг. В основу пьесы легли воспоминания автора о своей жизни в коммунальной квартире в Москве, куда он в 1947 году приехал из Баку. В 1975 году пьесу поставил в Театре на Малой Бронной , и он же решил ее экранизировать. Из документальных фильмов о картине и интервью режиссера можно узнать, что путь «Покровских ворот» к зрителю был тернист. Козакова буквально вынудили сыграть Феликса Дзержинского в трех фильмах, а затем Софья Пилявская обращалась к С.Г. Лапину, председателю Гостелерадио. Режиссеру навязывали известных актеров, которых он считал неподходящими для фильма (Андрей Миронов, Наталья Гундарева, Евгений Лазарев). Затем возникли проблемы с исполнителем роли Костика, так как Зорин «забраковывал» все кандидатуры, и Олега Меньшикова нашли буквально в последний момент, да еще и пришлось «отбивать» его у другого режиссера — Юлия Райзмана. Незадолго до премьеры в Доме кино умерла жена Зорина (которая была прототипом Риты, невесты Костика, была даже похожа на нее внешне) и он смотрел эту комедию со слезами на глазах. в сентябре 82 года вышла замуж за американца и уехала из СССР, и фильм убрали на полку. Достали уже в феврале 83-го, чтобы показать один раз по телевидению (Андропов потребовал больше комедий), и по распоряжению все того же Лапина снова убрали. Показали с купюрами один раз при Горбачеве, и только после распада СССР фильм дошел до зрителя. Фразы из картины (пьесы) немедленно ушли в народ, и уже даже не осознаются многими, как цитаты. Фильм и сейчас будоражит сознание зрителя: хороший ли человек Костик, не станет ли юная Маргарита такой, как Хоботова, какой будет жизнь Хоботова и Людочки?

Художник Людмила Кусакова создала запоминающийся интерьер коммунальной квартиры, а  — костюмы ее обитателей и гостей. Можно найти некоторые огрехи и анахронизмы (у телефона лежит Список абонентов 68 года, а по улице гуляет мальчик с олимпийским мишкой на рукаве), но на ностальгическом обаянии «Покровских ворот» они никак не сказываются. как будто специально одела большинство своих героинь подчеркнуто модно и нарядно, так словно они сошли со страниц модных журналов, так, как мужчины в 70-80-ые вспоминали бы своих еще юных подруг.

Советский

Конечно, без диоровского нью лука нельзя было обойтись. Юные героини (Людочка — Елена Коренева, Рита — Валентина Воилкова, Светлана — ) одеты созвучно этой моде: затянутые талии, пышные удлиненные юбки, рукава-фонарики, бантики, аккуратные прически и шляпки, беретки, тончайшие шарфики, летние перчатки, маленькие сумочки. Легкомысленно, непрактично, соблазнительно. Основные принты: динамичная клетка и женственный горошек, совсем немного цветочных и геометрических принтов.

Журнал мод, 1957 год, Людочка- Елена Коренева,
«Покровские ворота»
Журнал мод, 1957 г. Светлана — Татьяна Догилева
Эпизодическая красавица, одетая по моде 50-х.
Этот момент интересен двумя деталями. На Людочку — Елену Кореневу забыли надеть ее голубую жилетку, в которой она была в квартире Хоботова. А кроме того, здесь хорошо видны нижние юбки, которыми в 50-ые добавляли пышности.
Журнал мод, 1957 г.

Красный плащ с пелериной (с подкладкой в зеленую клетку — совсем не банальное сочетание) и красный берет — Людочка просто Красная Шапочка, пришедшая на растерзание Серому Волку — Маргарите Павловне.

Аналогичная пелерина. Фото из фоторепортажа Анри Картье-Брессона из СССР в журнале Life за 17 января 1955 г.
Маленькая, но запоминающаяся роль Марины Дюжевой в роли Анны Адамовны. Ах, этот шарфик, шляпка, перчатки. Козаков описал актрисе ее героиню как «бл.. по-монастырски», но получилось совсем не пошло.
«Я вся такая внезапная, такая противоречивая вся».

Некоторые образы, кстати, вызывают ассоциации с героинями фильмов 50-х гг.

Светлана — Людмила Крылова «Сверстницы» (1959), то же Светлана — Татьяна Догилева и Людочка — Елена Коренева

Многие зрители считают, что юная Рита превратится со временем в Хоботову (а Костик хочет на ней жениться по расчету). Возможно, так виделось Козакову. Неслучайно он переименовал героиню, в пьесе она Алевтина. Но при этом, Рита созвучнее с именем жены Зорина — Генриеттой. В пьесе сходство с Хоботовой подчеркивается: «чуть презрительными глазами», «суровая» , тем что она называет Костика «мальчишка». Вообще немного странно, конечно, что героиня с таким характером и родителями (которые живут на Ордынке в пьесе, а в фильме в высотке на Котельнической набережной) имеет незаконченное высшее образование и работает в ЗАГСе. С другой стороны, этот образ мог быть отчасти автобиографичным и не нести сходства с Хоботовой: «Мне повезло — обе мои жены не позволяли себе восторгов по поводу того, что я писал. Они не „писательские“ жены. Климат обсуждения всегда был и есть жесткий, даже жестокий, чрезвычайно требовательный. Мне всегда доставалось. Они считали, что я пишу хуже, чем мог бы. Это дисциплинировало меня» (интервью писателя). Маргарита — Валентина Воилкова с ее полными губами, челкой, кажется миксом 50-х и 80-х, в этом плане Людочка — Елена Коренева ближе к типажу 50-х.

Может быть, мы пристрастны, но эти ремни с круглыми пряжками — типичная деталь 1980-х. И если убрать перчатки, то образ актуален и для времени съемок фильма.

Маргарита Павловна (), как солидная женщина в возрасте, ей, видимо, 40-40 с небольшим (о как сместились возрастные рамки к настоящему времени!) — предпочитает более консервативный образ и в одежде и в прическе, но тоже не лишена кокетства. Обратите внимание на ее кокетливые бантики на блузках, на пышные рукава блузок, на то, как затянута талия и облегает юбка. Властный характер Хоботовой как будто еще более подчеркивается этими слащавыми бантиками и розочками (особенно блуза с цветами и тремя бантиками в стиле рококо). В финале у нее и горошек и брошь-розочка и нежно-розовые серьги и кокетливый берет, — казалось бы, счастливая женщина, въехавшая с мужем в отдельное жилье, ан нет, не дает покоя бывший муж.

Инна Ульянова снялась в «Карновальной ночи» в массовке, а свою по-настоящему звездную роль сыграла спустя 25 лет
Безотносительно роли сам образ невесты, на наш взгляд, у художника получился великолепный: стильный, элегантный и льстит фигуре актрисы.

Костик на вопрос Хоботова, что нужно бывшей жене говорит: «Вас. Вы ей нужны. Вы должны быть рядом. Это у нее — в подсознании. Поймите, именно так выражается ее потребность в мировой гармонии». (Тут, конечно, нельзя не упомянуть про политическое прочтение фильма, как метания партии между интеллигенцией и рабочим классом)

Марго тоже модница. Журнал мод, 1955, №4, Инна Ульянова,
«Покровские ворота»

Случайно или нет, но костюмы соперниц часто как будто перекликаются.

Клетка, бантик, пышный рукав и белый верх (кардиган и халат).


Вновь напрашивается сравнение с фильмами 50-х.
Аналогичный силуэт, но более элегантный и лишенный нелепого кокетства образ у Лилии Максимовой в роли жены Рощина в фильме «Разные судьбы» (1956).

Советские «ковбои»

Вряд ли Костика можно на 100% назвать стилягой, но в чем-то он им близок. Вспомните хотя бы сцену с танцами под запрещенный рок-н-ролл Rock around the clock на чьей-то квартире. А его клетчатая рубашка — «ковбойка»? В 50-е клетчатые мужские рубашки как раз стали популярны, но американские «ковбойки» первыми оценили именно стиляги.

«Как громкий непристойный крик в храме, прозвучало в эпоху Хрущева появление в продаже „ковбоек“, так называли рубашки, где впервые на ткани появились клетки. Не яркие, пока еще очень блеклых сдержанных расцветок, но уже не в обязательную полоску или вовсе однотонные. Такие рубашки нарасхват, но завезли их в СССР очень мало. Если учесть, что тогда большую часть одежды не покупали в магазинах, а шили в „индпошиве“, так раньше назывались ателье по пошиву одежды, то большинство стали заказывать рубашки в этих пошивочных мастерских. Мне сшила мама, ярко‑красную с оранжевым, и, когда я шел по улице, на меня оглядывались с испугом, словно на марсианина или выходца из ада».
Юрий Никитин «Мне — 65»

«Тогда ткань в клетку называлась шотландкой. И обязательно нужно было иметь у себя в гардеробе рубашку из нее — с коротким рукавом или с длинным. Потом, через несколько лет, когда мы уже давно не носили такие рубашки, огромная масса людей стали их носить, и промышленность наладила их выпуск».
Владимир Козлов «Стиляги. Молодые, смелые, свободные»

Кстати, Рубашку Ромина можно увидеть в фильме «Любовь и голуби» (1984, режиссер Владимир Меньшов, художник по костюмам ) на Лёне (Игорь Лях). Эту деталь заметил художник по костюмам Дмитрий Андреев.


«Любовь и голуби» (1984, режиссер Владимир Меньшов, художник по костюмам Наталья Монева) на Лёне (Игорь Лях)
Эй, ты зачем мою рубашку надел?

Справедливости ради, «ковбойки» в стране появились раньше. У Ильфа и Петрова в «12 стульях» Остап под пиджаком носил «рубашку „ковбой“ в черную и красную полоску» (Сами ковбойки именно в красно-черном фланелевом варианте появились в Америке в 1850 г., но стали особенно популярны в 1920-ые). Именно таким мы видим Остапа в исполнении Арчила Гомиашвили в экранизации 1971 года. Аналогичный образ: красно-черная ковбойка и бежевый пиджак (но вместо белого шарфа черный галстук-селедка) можно увидеть в фильме «За бортом».

Ковбойка — вне моды, вне времени. Остап Бендер — Арчил Гомиашвили «12 стульев» (1971, Леонид Гайдай, художник по костюмам Константин Савицкий), «За бортом», Дин Проффит — Курт Рассел, «За бортом» (1987, художник по костюмам Уэйн А. Финкелман)

В книге «Костюм на экране» Вера Кузнецова пишет, что «ковбойка» стала штампом для обозначения «положительного молодого человека» в кино: работяга, трудяга, может быть и не сразу хороший парень, но исправляющийся. Впрочем, клетчатые рубашки у героев 50-х (как и 60-70) чаще нейтральных цветов: либо более бледные, либо более темные, но уж не такие ярко-оранжевые, как у Костика.

Клетчатые рубашки появляются, к примеру, в фильмах: «Карнавальная ночь» (1956), «Я шагаю по Москве» (1964), Неподдающиеся (1959), «Весна на Заречной улице» (1956).

Таких примеров можно найти в множестве: «В добрый час» (1956), «Приходите завтра» (1963), «Девушка без адреса» (1958), «Королева бензоколонки» (1963), «Операция „Ы“ и другие приключения Шурика» (1963), «Кавказская пленница» (1967), «Бриллиантовая рука» (1969), «Иван Васильевич меняет профессию» (1973) и др.

Еще один отсылающий к стилягам образ Костика — его свитер со снежинками на катке. Такие стали особенно популярны в СССР после проката американского фильма «Серенада Солнечной долины», благодаря которому многие стиляги вообще стали стилягами (к слову этого «ругательного» слова они не любили).

«Когда мы в то время смотрели заграничные фильмы, мы в первую очередь следили не за сюжетом, а смотрели, кто как одет из артистов. Сейчас же мы смотрим — мы не обращаем внимания, у кого какая рубашка, на какой подошве ботинки, а тогда очень много уделяли внимания этим деталям».
Владимир Козлов «Стиляги. Молодые, смелые, свободные»


Эпизоды на горнолыжном курорте. Тед (Джон Пейн), Карен (Соня Хени), Вивиан (Линн Бари) в фильме «Серенада солнечной долины» (1941), оркестр Глена Миллера из фильма. Костик, Людочка, «Покровские ворота»

Кстати, в целом Костик одевается довольно стильно. Вельветовые костюмы, куртки с белой вязаной отделкой (ворот, манжеты).

Костика, кстати, зрители частенько обвиняют в шалопайстве, излишней легкомысленности, считая, как и Велюров, что он сомнителен. Но нам кажется, что это не совсем верно. Человек, с легкостью поддерживающий беседу с Хоботом о поэтах и писателях (знающий, к примеру, судьбу Бориса Виана, много ли среди ваших знакомых филологов таких, не говоря уже об историках), явно успешно справляется с аспирантурой (при этом в пьесе он говорит, что «сдал все зачёты». Хотя какие могут быть зачёты в аспирантуре?)

Костик Ромин появляется еще в нескольких произведениях Зорина, и дальше его судьба расходится с судьбой драматурга (Костик становится журналистом), а его остроумие и проницательность оборачиваются желчностью и мизантропией. Что в общем, логично.

Загадка халата

С поношенным выцветшим халатом Велюрова () с пятном на спине (и поясом, резко отличающимся по цвету) связана одна загадка. В фильме «Верные друзья» (1954, режиссер Михаил Калатозов, художник по костюмам ) Василий Васильевич Нестратов (Василий Меркурьев) на плоту носит халат, тканью невероятно похожий на халат Велюрова. Отличаются воротник и карманы и состояние ткани, халат мастера художественного слова выглядит словно постаревший и перешитый халат Нестратова.


«Верные друзья» (1954, режиссер Михаил Калатозов, художник по костюмам Ольга Кручинина) Василий Васильевич Нестратов (Василий Меркурьев) и Аркадий Велюров (Леонид Броневой).

В заключение несколько ссылок на материалы о фильме в сети.

Интервью Леонида Зорина:
Опасный полет к Юпитеру
«Любовь это обреченное чувство»
Леонид Зорин: «Миронову я сказал: «Андрюша, ну какой же вы Хоботов?»
Писатель Леонид Зорин: «Я настоял, чтобы Костика из „Покровских ворот“ играл Олег Меньшиков»
Драматург Леонид Зорин
ЛЕОНИД ЗОРИН: «В „ПОКРОВСКИХ ВОРОТАХ“ Я ОПИСАЛ СВОЮ ЖИЗНЬ…»

Вместо Чистых — Патриаршие. Загадки и ребусы фильма «Покровские ворота»
Покровские ворота. История создания

Документальные фильмы:
Покровские ворота. Тайны нашего кино
Покровские ворота. Неизвестная версия

Олег МЕНЬШИКОВ: В «Покровских воротах» я играл Козакова

Оцените