FavoriteLoadingДобавить в Избранное

Дилогия «Белоснежка и Охотник» великолепна с точки зрения костюмов, декораций, операторской работы и игры . Об остальном и говорить неловко.

Если оценивать эту дилогию подобно школьным сочинениям, то мы бы поставили ей 2/5, где два — за содержание и пять — за безупречную форму. Лучшее, что есть в этом фильме, — это образ злой королевы Равенны, в исполнении Терон. О нем и поговорим.

«Белоснежка и Охотник» демонстрирует очевидную цветовую трансформацию костюмов героини Шарлиз Терон: от обманчивого белого свадебного к финальному змеиному черному. Макабрическая и ведьминская символика ее костюмов также легко считывается: кости, скелеты, птичьи черепа, перья (само имя Равенна указывает на ее связь с вОронами — raven), чешуя. Необычные сложные костюмы, созданные художником по костюмам , отражают и помешанность героини на собственной внешности. Ее гардероб выполнен на уровне haute couture, как с точки зрения дизайна, так и с технической точки зрения.

«Каждый ее костюм создает ощущение, что они не то, чем кажутся. В определенном смысле эти платья, словно орудия пыток для Равенны. Мне нравится эта идея, у меня было ощущение, что Равенна сама мучает себя не меньше, чем людей, которых убивает», — говорит Терон. Заметим, кстати, что Королева-Терон «крадет шоу» у Белоснежки-Кристен Стюарт, а не наоборот – как положено в сказке. Игру Шарлиз в обеих частях дилогии отличает глубина и неоднозначность.

Бело-золотое свадебное платье Равенны, стилизованное под позднее Возрождение, выглядит вполне невинно, если бы не предательские рукава с костяными «буфами», которые выглядят не только как скелеты, но и как клетка для героини, что, кстати, любопытно соотносится со словами Терон о «пыточных» костюмах своей героини. В одном из интервью Шарлиз Терон говорит, что это было ужасно неудобное, сдавливающее тело платье, в котором ей было очень тяжело идти, а рукава, по ее мнению, задуманы так, словно они сделаны из костей невинно убиенных младенцев.

«Вдохновением для платья стала архитектура. Костяные буфы на рукавах сделаны из пергамента, по нашей задумке, они намекают на злую природу героини. Все тонкие вышитые детали на самом деле вставки из кожи. Я очень хотела, чтобы это не было пышное воздушное свадебное платье. Я хотела, чтобы оно было заостренным, и поэтому решила сделать складки», — объясняет Этвуд. Она рассказывает, что Терон пришла в костюмерную и продефилировала перед девочками, которые помогали сшить этот наряд: «Это особенный момент, когда людей, отвечающих за костюмы, которых сроду никто не замечает, почтили уважением актеры, для которых они работают. Это был очень щедрый жест внимания со стороны Шарлиз и это был чудесный момент для всех нас».

В первую и последнюю брачную ночь Равенна надевает белое струящееся платье, корсаж которого украшен плотной золотой вышивкой, словно броней на груди. Удлиненные рукава, распущенные золотые волосы – злая королева выглядит так, словно сошла с картин прерафаэлитов, посвященных английскому средневековью.

Просторный «халат» цвета слоновой кости, который Равенна эффектно скидывает перед купанием в «молоке», украшен растительным узором, да еще каким – терновым кустарником. Впервые мы видим и ее тяжелую готическую корону (она, и правда, тяжелая, как жаловалась актриса), остальные будут ее модификациями (во второй части дилогии серебряные короны сменят золотые).

И вот, наконец, Равенна предстает перед нами как правящая королева в зеркально-серебристом платье с накидкой. Коллин Этвуд называет это платье «Средние века встречаются с 1930-ми»:

«Я очень давно хотела сделать подобное платье. Эта идея появилась у меня много лет назад, но подходящего фильма не было. Я гуляла по Лондону и зашла в магазин тканей и увидела этот материал и подумала: «О Боже, наконец, я смогу его сделать». Я точно знала, что хочу с ним сделать. Я пришла в мастерскую и сказала: «Мы наконец его сделаем». Мой закройщик уже был в курсе идеи этого платья, оно очень простое — один кусок ткани просто обернутый вокруг тела – но оно очень круто смотрится за счет своей длины и высокого роста Шарлиз, что было просто замечательно».

Силуэт этого платья – вариация на тему раннесредневекового платья-блио с поясом-гердль, удлиненными рукавами и мантией. Более современным его делает квадратный вырез декольте, декорированный серебряной вышивкой, и украшения: серьги и ожерелья. Красиво оттеняют серебро костюма аметистовые бусы, сочетающиеся с фиолетовыми кристаллами в короне и сиреневыми тенями на глазах Равенны. Если бы не готическая корона с острыми треугольными наконечниками (сравните с ее более европейской свадебной короной, где кончики закруглены и сделаны в форме трилистника и лилии), королева вовсе не выглядела бы такой уж пугающей.

Совсем другая история со следующим ее костюмом, когда Равенна узнает, что Белоснежка сбежала. Лоб под короной украшает бандо в виде костей, декольте декорировано маленькими птичьими «черепами», а серебряные вставки на корсаже похожи на переплетённых змей. Цепочки, которые окаймляют лицо, — «переосмысление» закрытых средневковых головных уборов 13-15 вв, которые полностью закрывали еще и шею (ткань, которой прикрывали шею называлась wimple по-английски или Rise по-немецки), на эскизе костюма именно тканевая»вуаль» на шее. Само платье, кстати, стилизовано под барокко, как и свадебное: широко декольтированный корсаж отделен от юбки, которая состоит из двух частей: верхней полу-прозрачной черной и нижней атласно-серой. Сложные рукава состоят из буфов, удлиненных ложных рукавов из черной прозрачной ткани и узких рукавов из серого кружева, скрепленных пуговицами. Это блестящая, тонкая стилизация, причудливое соединение готики и барокко.


Скетч костюма

Черная накидка из перьев была первой вещью, который должна была придумать Этвуд, поскольку специалистам по визуальным эффектам надо было «отрисовать» трансформацию плаща в стаю злобных воронов. Для накидки использовались петушиные перья, которые крепились в разных направлениях, чтобы эффектно отражать свет. Над ее изготовлением работал лондонский шляпник, и стоила она порядка 32 000 долларов. Причем для фильма было сделано две накидки, одна из которых была эффектно уничтожена черной масляно-нефтяной субстанцией. Золотое платье, надетое под накидкой, было сшито в трех экземплярах. Вышивка на нем должна была создавать эффект стареющей кожи, усугубляя морщины на лице Равенны.


Фото костюмов Collider.com, Скетч костюма

Финальный костюм-кольчуга Равенны из кожаных «чешуек» и скрученных кожаных «иголок» был изготовлен в трех экземплярах. Колин Этвуд называет его платье-дикобраз или змеиное платье. Костюм состоит из двух частей, при съемке крупных планов тяжелую юбку снимали. Увеличенные маскулинные плечи, которые придавали героине грозный вид, также были съемные и эластичные для удобства актрисы в сцене боя.


Фото костюмов Collider.com

Еще одно платье Равенны — настоящая загадка. Это серо-голубое платье из шелковой тафты и шифона, украшенное переливающимися сине-голубыми надкрыльями таиландских жуков Sternocera-златка (надкрылья были весьма популярны в как европейской моде 19 века, так и в тайской и индийской, ими расшивали платья и аксессуары). В настоящее время жуков, которые живут всего 3-4 недели, собирают на продажу надкрыльев уже после смерти. Коллин Этвуд рассказывает, что Равенну в этом платье показывают пару секунд. Честно признаемся, мы посмотрели обычную и расширенную версию несколько раз довольно внимательно, но этого кадра обнаружить не смогли. Возможно, этот эпизод вырезали перед прокатом, о чем, конечно, можно только сожалеть.


Скетч и фотографии голубого костюма, фото Stefanie Keenan.

А теперь перейдем ко второй части дилогии (в оригинале The Huntsman: Winter’s War), которая сочетает в себе приквел и сиквел к «Белоснежке и Охотнику». Равенны там совсем немного, но эти минуты на вес золота, потому что картину не спасает ни талант Эмили Блант и Джессики Честейн, ни мужественность Криса Хемсворта. Если в первой части костюмы Равенны фантазийные, но отчасти стилизованы под исторические, то в «Охотнике» они имеют более современный, имеем в виду весь XX век, силуэт.

Мерцающий сине-золотой костюм выглядит, словно звездное ночное небо, теоретически он должен быть траурным, но на деле он — триумфальный. Равенна идет по головам королей к власти и отмщению. Облегающее платье выглядит вполне современно, и, кстати, произвело бы фурор на красной ковровой дорожке. Необычный крой его рукавов напоминает культовое архитектурное платье-бабочка 1967 года, а своеобразный головной убор – костюм, который придумал Адриан для Хеди Ламар в фильме «Девушки Зигфилда» (1941). Высокий головной убор позволяет Равенне возвышаться над окружающими. Костюм выглядит очень эклектично, сочетая в себе приметы западного и восточного костюмов, а тонкие цепочки, которые пересекают лицо королевы, вызывают ассоциации с индийскими национальными традициями. «Я хотела, чтобы костюм был драматичным, а она – холодной и пугающей», — говорит Этвуд.

1. 2.

1. Кадр из фильма 2. Balenciaga, осень 1967, платье №128 3. Хеди Ламар в костюмах Адриана в фильме «Девушки Зигфилда».

Золотой, украшенный вышивкой и острыми зубчиками по краю декольте, костюм, в который одета Равенна в эпизоде гибели ребенка Фрейи, практически не видно, но в целом в фильме в ее гардеробе доминирует теплый золотой, в то время как в первом фильме ее металлом после воцарения в царстве Белоснежки стал серебряный и железный. Тому есть простые причины. Во-первых, сестры должны быть противопоставлены между собой, а так как Фрейя – ледяная королева, то ее цвет априори серебряный. Во-вторых, Равенна во второй части стала «обитетельницей» золотого зеркала. Впрочем, в обеих частях дилогии вторым главным цветом Равенны выступает черный вороного крыла, цвет ее злого начала.

Золотое платье, в котором Равенна «вытекает» из магического зеркала, – настоящее произведение искусства. Эффект жидкого золота создают полоски кожи, собранные как вертикальные жалюзи, соединенные золотыми цепочками. Из таких же полосок сделаны черно-золотые ложные рукава. Еще больше вытягивает силуэт вертикальная вставка на платье из золотых шнуров. Сам наряд получился очень тяжелым и неудобным, хорошо, что Терон не пришлось носить его долго.

Плащ из перьев с огромным воротником повторяет наряд Равенны из первой картины, но сделан в золоте. На накидку ушло около 5000 петушиных перьев. «Перья обрезались и крепились к шелковой основе, так что на деле плащ очень легкий и красиво развевается, — говорит Этвуд. — Шарлиз потрясающе выглядит в костюмах. Она превращает костюм в нечто невероятное, большее чем то, что ты задумала как дизайнер. Она облагораживает каждый костюм».

Платье Равенны под золотой накидкой – современного силуэта: глубокое V-образное декольте, легкое плиссированное нижнее платье (вспомните ее «ночнужку» в первой части, очень похожий материал), поверх которого надета черная сетка из шнуров, по краю декольте украшенная острыми листочками-клыками, кольчужные рукава привязаны к платью, как часто делали в эпоху Возрождения.


Скетч костюма

На вопрос о том, влияет ли современная мода на создаваемые ею костюмы, Коллин Этвуд отвечает так: «Я слежу за модой. Покупаю ежегодный каталог со всеми коллекциями, высокой модой, тканями и пр. Любопытно найти в них какие-то материалы, которые я не увидела на улице и вдохновиться чем-либо. Это сплав исследования нужного периода и современных материалов. И потом у меня есть мои фантастические мастера и они делают удивительные вещи, вроде шнуров с цепями внутри, и ты можешь сказать только «Оу!»». Среди любимых дизайнеров Коллин Этвуд – , пожалуй, Равенна, живи она среди нас, сделала бы тот же выбор.

Ли Александр Маккуин использовал перья виртуозно, создавая настоящие шедевры haute couture хоть и в рамках ready-to-wear.
Птичья тема соединяла в себе множество тем, близких дизайнеру: язычества, мифологии, анималистики, неоготики. Макабрическая эстетика Маккуина, у которого в предках была одна из салемских ведьм, подпитывалась, между прочим, и кинематографом, в том числе фильмами Тима Бертона. Впрочем, в некоторых случаях зритель не мог избежать ассоциаций с Хичкоком. В коллекции весна 2001 г. (Voss) он одел свою модель в юбку из перьев, а на плечи и голову водрузил «воротник» из парящих на головой орлов.
В одновременно драматичной и саркастичной коллекции осень 2009 г. («Рог изобилия») Маккуин остроумно соединил птичью клетку на голове модели и жакет из перьев с пышными рукавами-жиго. Два других платья из той же коллекции, полностью выполненные из перьев, создают образы гротескных пластиковых it-girls, наряженных ангелом и демоном.
В его последней средневековой коллекции осень 2010 г жакет из золотых перьев с высоким воротником выглядит, как накидка Равенны в версии для красной дорожки.

1. 2. 3. 4.

1. Осень 2001, 2-3. Осень 2009 4. Осень 2010

1. 2. 3. 4.

1. Resort 2009, 2. Resort 2011, 3. Весна 2001, 4. Весна 2011.

Конечно, Маккуин был не первым, не последним и далеко не единственным, кто делал из перьев платья, еще Жан-Луи в 1950-х сшил для Марлен Дитрих знаменитую шубу из лебединых перьев? хоть и совсем в другой эстетике. Пелерину из золотых перьев Erik Halley «выгуляла» Летиция Каста на красной дорожке Каннского фестиваля в 2013 году, надев ее поверх платья Dior.

Все картинки кликабельны, при нажатии раскрываются в большом формате.

Источники фотографий и интервью
Refinery29.com
Vanity Fair
Masslive.com
Hollywood movie costumes and props
Collider.com
Deadline.com
MTV.com
Alexander McQueen
Видео с костюмами из «Белоснежки и Охотник 2»

Оцените