FavoriteLoadingДобавить в Избранное

«Карнавальная ночь» вышла на киноэкраны 28 декабря 1956 года, и именно этой датой часто начинают отсчет официального утверждения в советской моде. Мода в СССР, несмотря на утверждение собственной коммунистической специфики, на деле следовала за парижской, хотя и с большим опозданием. Силуэт , названный так Кармел Сноу, главным редактором Harpers Bazaar, был представлен Кристианом Диором в 1947 году.

Слева направо: , 1947 и 1952, Lanvin-Castillo, 1959

Определение new look

«Кристиан Диор, а затем и другие кутюрье — Пьер Бальмэн, Жак Фат, Жанна Ланвен, Баленсиага, Юбер де Живанши, Пьер Карден — вернули в женскую моду утерянную за годы войны нежность и элегантность удлиненного силуэта, с открытой шеей, гармоничной линией покатых плеч, небольшой грудью, осиной талией, длинными ногами, в туфлях на высоких каблуках, названных в Европе стилетта, в СССР — гвоздики. В 1947 году во время демонстрации парижских коллекций были представлены три варианта новой одежды: линия «широкая клешеная», «прямая» и овальная». Если линия «кривая овальная» сначала существовала только в нарядных и парадных одеждах, то линии «прямая» и «клешеная» в 1947 году стали популярными в повседневной одежде. Линию «широкая клешеная» поддерживали в Домах мод Кристиан Диор, Мэгги Руфф, Карвен, Жак Хейм, Жак Фат, Нина Риччи, Пакен, Ланвен, Дермуа, М. де Рош. Она очерчивала женский силуэт с маленькой головкой и маленькой верхней частью туловища, широкой длинной юбкой и маленькой ножкой в изящной туфельке. Форму поддерживали нижние юбки и корсеты шириной 25 см, стягивающие талию и делающие более выпуклыми бедра» [ Мода в одежде и аксессуарах. Словарь-справочник/ Т.А. Терешкевич. – Ростов н/Д, 2008].

[свернуть]

От Парижа до Москвы путь неблизкий. Историк моды Александр Васильев называет две опорные точки временной рамки проникновения new look в СССР: 5 марта 1953 года (смерть Сталина) и 14 февраля 1956 года (доклад Н. С. Хрущева «О культе личности и его последствиях» на XX съезде КПСС ). На деле первые ласточки нового стиля появляются в советском Журнале Мод уже в 1950 году, первое время соседствуя с маскулинным силуэтом 1940-х. Но инерционность советской легкой промышленности, общая консервативность населения и предвзятое отношение к моде в целом стояли на пути new look в СССР. И хотя советские модельеры разрабатывали такую одежду — швейные фабрики ее не выпускали, и соответственно, в магазины она не поступала.

Журнал мод, 1950

 

New look и советская мода

«В стиле нью-лук в начале оттепели стали работать Общесоюзный дом моделей и модельеры в других городах СССР. Ленинградский дом моделей, например, за один только 1954 год разработал 1500 фасонов в основном женского легкого платья и верхней одежды (Ленинградская правда 1955а). Женственная линия начала господствовать в официальной советской моде <…>. Нью-лук пришелся по вкусу власти. Принципы конструирования одежды в данном случае не противоречили канонам сталинского гламура: пышные диоровские платья вполне сочетались с массивными бостоновыми костюмами. Очевидная «буржуазность» нового стиля, даже в послевоенной Франции считавшегося символом расточительности и аполитичности, во внимание не принималась. <…> Советская высокая мода навязчиво рекомендовала женщинам разнообразные платья в «клешеном стиле», требующие нижних юбок. При этом в 1957 году журнал «Работница» предлагал своим читательницам в качестве бесплатного приложения выкройку нижней юбки – в магазинах такие юбки купить было невозможно». (Лебина Н.Б. «Мужчина и женщина. Тело, мода, культура. СССР — оттепель»).

[свернуть]

Возьмем, к примеру, фильм «За витриной универмага» (1955) — комедия в «пырьевском» стиле о потребительском изобилии и честных работниках торговли режиссера Самсона Самсонова (художник по костюмам Василий Ковригин).
Заведующий секцией готового платья в универмаге Михаил Иванович Крылов (Иван Дмитриев) упрекает директора швейной фабрики (Наталья Медведева) в том, что они выпускают некачественную продукцию: «Вот у вас, видимо, неплохой вкус. На вас прекрасно сшитый костюм. Но он не вашей фабрики». Несмотря на то, что уже 1955 год на дворе, большинство персонажей в картине (к тому же имеющих доступ к последней моде — продавцы) выглядят так, будто перенеслись из прошлого десятилетия. Статная Анна Андреевна, директор швейной фабрики, ходит в строгих серых костюмах и платьях в стиле 40-х, а 18-летняя красотка Софья Божко (Светлана Дружинина) носит скромное платье с плиссированной юбкой (нечто переходное от 40-х к 50-м), с пуговицами на лифе, рукавами-фонариками и маленьким круглым воротничком. А за витриной универмага на манекенах мы видим столь же невыразительный переходный вариант.

Кадры из фильма «За витриной универмага»

В том же 1955 году в прокат в СССР вышел аргентинский фильм «Возраст любви» (1954) с Лолитой Торрес в главной роли. Актриса стала мегапопулярной в стране (работники загсов даже зафиксировали в 1950-е всплеск имен Лолита для новорожденных), а вместе с ней и ее наряды в стиле new look. В советском прокате в последствии вышли и другие картины с актрисой: «Жених для Лауры» (1955) и «Любовь с первого взгляда» (1956).

Кадры из фильмов «Возраст любви» и «Жених для Лауры»

 

С Лолиты Торрес брала пример , пробуясь на роль в «Карнавальной ночи» (1956):

"Из "Аплодисментов" Л.М.Гурченко

«На роль Леночки Крыловой в фильме «Карнавальная ночь» пробовалось много актрис. На пробе я исполнила песню Лолиты Торрес из фильма «Возраст любви». Все говорили, что я на нее похожа, и мне это нравилось. Я так ее копировала, что, если закроешь глаза, не отличишь, кто поет — или я. Это всех приводило в восторг, а меня еще больше. Но кинопробы я не прошла. Обо мне на худсовете не было и речи. Роль Леночки начала другая актриса. … Я шла подпрыгивающей походкой по коридору студии «Мосфильма» в огромной широченной юбке, затянутая в талии так, что Лолите Торрес и не снилось. Голова моя, в колечках и с челочкой, была чуть ли не вдвое больше талии. В моде были нижние юбки. Если другие девочки носили одну, то я — сразу две, да такие накрахмаленные, что лучше не садиться… И я весь день была на ногах. Вечером еле-еле доплеталась до общежития — пешком, троллейбусом, электричкой — и падала замертво. Зато фасон держала целый день! Я шла по коридору студии «Мосфильма». На лице у меня было написано: «Все хочу, все могу, всех люблю, все нравятся». Навстречу шел Иван Александрович Пырьев. Я еще больше завихляла, еще выше задрала подбородок. Пырьев поднял голову, увидел меня, поморщился, а потом лицо его заинтересованно подсобралось, как будто он увидел диковинного зверька. — Стойте. — Он развернул меня к свету. — Я вас где-то видел. — Я пробовалась в «Карнавальной ночи». — А-а, вспомнил. Вы пели… — Из «Возраста любви». Сама! — Тут же добавила я, боясь, вдруг он подумает, что я пела под чужую фонограмму. — Пела хорошо. А зачем ты так гримасничаешь? — Ну… Мы еще постояли, глядя друг на друга. Я нервно переминалась с ноги на ногу, а Пырьев очень серьезно и внимательно глядел на меня. — А ну, пойдем. Быстрым шагом он устремился вперед, а я вприпрыжку за ним. Мы пришли в третий павильон. Здесь стояла маленькая декорация радиоузла — сцены, где Гриша Кольцов признается Леночке Крыловой в любви. Съемок не было. Снова срочно искали актрису на роль Леночки. Почему расстались с актрисой, принятой на роль раньше, — так и не знаю. В павильоне почти никого не было. Пырьев подошел к главному оператору: «Вот актриса. Ты сними ее получше. Поработай над портретом — и будет человек». Вот так я, негаданно и неслыханно, попала в картину, где не прошла пробы…» Людмила Гурченко «Аплодисменты»

[свернуть]

Сам фильм Эльдара Рязанова, сделанный из-под палки Ивана Пырьева и с навязанными им же актерами (Игорем Ильинским и Людмилой Гурченко) стал безусловной вершиной new look . К сожалению, не сохранились ни знаменитые платья Людмилы Марковны, не известен и их создатель, в титрах указаны только художники Константин Ефимов и Олег Гроссе, художник по костюмам в титрах не указан. Скорее всего, за костюмы отвечал Ефимов, так как ранее работал художником по костюмам на других фильмах. По словам Э.Р. Малой, старшего научного сотрудника Музея кино, сам Ефимов говорил, что придумал черное платье Гурченко с белой муфтой.

Картина стала лидером проката в 1956 году, советские женщины чуть ли не срисовывали в кинотеатрах наряды Леночки Крыловой. В картине у нее два сценических костюма: белое шифоновое платье, расшитое золотыми пайетками и черное атласное с белой муфтой. Повседневное платье — фиолетовое с белым воротничком, так же явно усилено нижними юбками. На вечере она одета в бледно-голубое атласное платье с оборками и широким декольте и клетчатое платье с белыми рукавами фонариками с подъюбником. Все наряды Гурченко выдержаны в стилистике new look и словно сошли со страниц модных журналов, ведь ее персонаж вполне позволяет одеть ее по последней моде. Но если обратить внимание на массовку, то силуэт new look отнюдь не доминирует. К примеру, секретарша Огурцова Тося, глуповатая, но хитрая подхалимка (Тамара Носова), одета в яркий, но вполне консервативный по силуэту костюм.

Кадры из фильма «Карнавальная ночь»

Кадры из фильма «Карнавальная ночь»

Кадры из фильма «Карнавальная ночь»

Кадры из фильма «Карнавальная ночь»

Кадры из фильма «Карнавальная ночь»

«Однажды, в один из тех счастливых для нашей героини дней, ее пригласили на торжественный прием в Кремль. Вот как она об этом вспоминает: «Из правительства я лично никого не знала. Фурцеву видела один раз, когда меня пригласили в Кремль на банкет. Ничего «банкетного» у меня, естественно, не было, и я нарядилась в платье из «Карнавальной ночи» — я его выкупила после съемок. Пришла, Фурцева на меня посмотрела так, что я мгновенно сообразила: немедленно исчезать и больше на таких «тусовках» никогда не показываться…» (Раззаков Ф.И. Людмила Гурченко)

В картине «Разные судьбы» (1956) Леонида Лукова (художник по костюмам Мариам Быховская) наряды эффектной, но эгоистичной стервы Тани (Татьяна Пилецкая), как и Сони (Татьяна Конюхова) откровенно говоря нельзя назвать new look. Актрисы не затянуты в корсеты, талии выделены, но не утянуты. Основная масса платьев — отрезные, но лиф не облегает, а юбка хоть и расклешенная (или в складку), не слишком пышная. Никаких нижних юбок нет и в помине. Платья Тани в целом довольно интересно сконструированы, с разнообразными вырезами на лифе. Любопытно розовое платье-футляр с бантом, скроенное по прямому силуэту new look. Дополняют образ маленькая черная сумочка и перчатки (для полноты образа new look западного образца не хватает только маленькой черной шляпки). На контрасте с ней смотрится Вера (Валентина Ушакова) в сером мешковатом костюме, которое ей как будто немного велико. Картина таким образом на костюмном уровне противопоставляет эгоистичную модницу Таню и самоотверженную серьезную Веру.

Кадры из фильма «Разные судьбы»

Кадры из фильма «Разные судьбы»

Стимулировала советскую моду и некоторая открытость границ. В июне 1956 года в Москве прошел показ мод британских дизайнеров. А в июле 1957 года в столице состоялся VI Всемирный фестиваль молодёжи и студентов, гостями которого стали 34 000 человек из 131 страны мира. Он «сыграл громадную роль в перемене взглядов советских людей на моду, манеру поведения, образ жизни». А сам фестиваль стал эпизодом некоторых картин.

Показ британских дизайнеров в Москве, 1956 год

Успех «Карнавальной ночи» призван был повторить фильм «Девушка с гитарой» (1958) режиссера Александра Файнциммера (художник по костюмам Тамара Антонова). Казалось бы, те же составляющие: поющая Людмила Гурченко, много музыки и юмора, но, увы, видимо, не хватило рязановской магии. Повседневная одежда Тани Федосовой (Людмила Гурченко) уже не столь пышная, как в «Карнавальной ночи», но на сцене она вновь демонстрирует нам прекрасный образец стиля new look: белое прозрачное платье с голубым корсажем и двухъярусной расклешенной юбкой в пол. Стоит отметить и два других отличных сценических наряда: маленькое черное платье с белым воротничком и удлиненным подолом сзади и кремовое декольтированное платье, расшитое пайетками и расклешенной юбкой чуть ниже колен.

Кадры из фильма «Девушка с гитарой»

Кадры из фильма «Девушка с гитарой»

В картине «Матрос с кометы» (1958) Исидора Анненского (художник по костюмам ) Лена Шувалова () демонстрирует как повседневный вариант new look, так и вечерний — на фестивале. Для прогулок на катере она одета в белую блузку с синей многоярусной юбкой, что, кстати, в цветовом отношении сближает ее с влюбленным в нее Сергеем Чайкиным (Глеб Романов). В дом культуры она надевает коралловое платье с белым воротничком, приталенное сверху и с сильно расклешенной юбкой с нижними юбками. На наш взгляд, платье ей даже немного мало, настолько сильно оно впивается в актрису. На фестивале в Москве ее наряды не слишком видны, но совершенно очевидно, что это тот же шифоново-нежный new look. Вообще концентрация длинных белых платьев с пышными юбками в этих эпизодах даст фору любому венскому балу.

Кадры из фильма «Матрос с кометы»

Кадры из фильма «Матрос с кометы»

Кадры из фильма «Матрос с кометы»

Фильм «Девушка без адреса» (1958) Эльдара Рязанова интересен не нарядами героини (это очередное унылое советское ситцевое нечто), а показом мод (к сожалению, художник по костюмам в титрах не указан, художник-постановщик — Алексей Пархоменко). Катя Иванова (Светлана Карпинская) из дорожной рабочей неожиданно для себя переквалифицируется в манекенщицу и под напутствием Рины Зеленой в роли Елизаветы Тимофеевны («Советская девушка должна смело ходить в том, что мы внедряем. (…) Уберите все ваши руки и не падайте с лестницы») выходит на подиум в очаровательном белом платье с открытыми плечами и красными цветами на корсаже. Другие манекенщицы на подиуме также демонстрируют вечерние наряды в стиле new look, вполне достойные Голливуда. Картина, кстати, показательна и с точки зрения существования советской моды как «вещи в себе» «искусства ради искусства». Посмотрите на «первый ряд» модного показа — это женщины в серых скучных костюмах (вспомните директора швейной фабрики из «За витриной универмага»).

Кадры из фильма «Девушка без адреса»

Кадры из фильма «Девушка без адреса»

Кадры из фильма «Девушка без адреса»

В начале фильма «Сверстницы» (1959) Василия Ордынского (художники-постановщики «Сверстницы» — Борис Чеботарев и Феликс Ясюкевич, зскизы костюмов — Петр Пинкисевич, известный иллюстратор художественной литературы) три подруги ( — Светлана, — Таня, — Кира) отмечают окончание школы. Все они одеты, на первый взгляд, одинаково: белые платья, отрезные по талии, верх приталенный, талия подчеркнута.

Выпускницы — все в белых платьях, похожие, но разные

Но у более обеспеченной Киры платье кружевное, у Светы платье-футляр с оборками по низу, у Тани — платье приближенное к расклешенному силуэту new look. Отличается форма ворота платьев, и прически девочек: две косы у Тани, у Киры аккуратно собранные кудри, у Светы мы сразу замечаем голубое колье и клипсы, игривый бантик в волосах в тон украшениям. Несмотря на все кажущееся сходство девочки очень сильно отличаются.

Маргарита Кошелева, режиссер Василий Ордынский, Лидия Федосеева, Людмила Крылова, оператор Игорь Слабневич

Сравним белые выпускные платья в «Разных судьбах» и «Сверстницах», между ними всего год, но какой. У школьниц из фильма Леонида Лукова платья откровенно детского фасона: бант сзади, рукава фонарики, расклешенные юбки. В картине Василия Ордынского у выпускниц уже «взрослые» модные платья.

«Разные судьбы» vs. «Сверстницы»

Разницу между подругами подчеркивают и другие кадры фильма. Кира, студентка театрального, одевается и держится, как киноактриса или манекенщица. Но при всей красоте и эффектности нарядов, она еще и очень серьезная, думающая девушка. Это сочетание черт подчеркивают стильные серые костюмы, цвет скучный, но женственный модный силуэт с выраженной талией и длинной плиссированной юбкой делает эти костюмы модными и красивыми. Контраст с подругами особенно заметен в зимней одежде, у Киры зауженное в талии пальто с меховым воротником и манжетами и шапка. В то время как менее обеспеченные Таня и Света носят платок и берет соответсвенно.

Кира Маргарита Кошелева

Кира — Маргарита Кошелева

Серьезная Таня, старательная студентка меда, одевается, как старая дева: коричневые прямые кардиганы, свитеры, платья свободные, мешковатые плащи и пальто. Она ведет себя скорее как мать (а судя по одежде и прическе, как бабушка) для Светы, легкомысленной, разбалованной, бойкой (даже хамоватой) девицы, которая, на первый взгляд, интересуется только нарядами и танцами. Ее гардероб довольно запоминающийся и интересный, и new look в нем играет главную роль. Ее первое белое платье приталенное, с плиссированной оборкой по низу повторяет прямой силуэт new look. Точно такого же фасона другое ее платье — серое с фактурной тканью. Надев к нему белое жемчужное колье из трех ниток под горло и клипсы в тон, она выходит на работу на часовой завод. Другое серое платье из похожей ткани, с сильно расклешенной юбкой и приталенным верхом, она надевает на вечер молодежи, сочетая его с зелеными бусами и клипсами. Еще одно расклешенное платье — коричневое в тонкую клетку и горошинку — скроено по косой за счет чего клетка смотрится довольно оригинально. Ее красное пальто сшито также по моде new look, к нему она одевает голубой берет и тонкую косынку. Смелое сочетание, как и сама модница Света. В финале Света перевоспитывается, но и тогда она носит классический бежевый плащ, похожий на тренчкот, с сине-красной косынкой, а не просто так. Интересный вопрос, откуда у Светы деньги на наряды, впрочем такой же вопрос возникает и когда задумываешься, откуда у сироты Тани деньги на съем комнаты в коммуналке или как можно ехать по кольцевой линии метро, а выйти на радиальной. Условности картины.

Два серых платья Светы — два типа new look

Света — Людмила Крылова

В 1950-ые, конечно, желание быть красивой, ярко одеваться и выделиться осуждалось советской идеологией. Неслучайно тетя ехидно замечает Свете: «Поучи тетку, она ведь необразованная. Клипсов не носит». Отголоски борьбы со стилягами видны в образах Юрочки (Кирилл Столяров) и Глеба (Владимир Корецкий). Советские денди Юрочка в костюме с галстуком-бабочкой, Глеб с цветастым шарфиком показаны пьяницами и тунеядцами, которые уводят Свету с пути истинного. В сцене на собрании есть замечательный момент, когда после осуждения Юры дело доходит до Глеба и в толпе раздаются голоса: «Шарфик на нем», «Шарфик богатый», а Глеб оправдывается: «Шарфик отечественный!» После чего выясняется, что этот шарфик он снял с сестры.

Советские денди — Юрочка (Кирилл Столяров) и Глеб (Владимир Корецкий) — пьяницы, тунеядцы, модники.

В 1959 году состоялся легендарный приезд моделей Кристиан Диор в Москву. Об этой поездке сохранились фотографии Life, впрочем судить по ним о всех советских женщинах не стоит, поскольку фотограф явно выхватывал контрасты. Как мы видим, в 1959-м мода на расклешенные юбки уже отходит, манекенщицы Dior в основном гуляют по Москве в платьях прямого силуэта с выраженной талией, а наши женщины — в мешковатых ситцевых платьях-халатах. Даже как-то обидно за эту съемку.

Манекенщицы Christian Dior гуляют по Москве, 1959 год

И вот несмотря на наступление 1960-х и появление новой моды на платья А-силуэта в наивной картине Владимира Чеботарева «Человек-амфибия» (1961) мы вновь увидим расклешенный new look (художники-постановщики Всеволод Улитко, Тамара Васильковская, художник по костюмам в титрах не указан). Правда, в одном из эпизодов на Гуттиэре () прекрасное платье-футляр горчичного цвета в тон цыганским янтарным серьгам. Да и у комплектов с расклешенными юбками уже более скромный силуэт, особенно в сравнении, например, с платьями Леночки из «Матрос с «Кометы». Удивительно, но гардероб Гуттиэре не выглядит старомодно и сейчас, ее наряды на отдыхе у моря будут смотреться уместно (и, наоборот, высокие талии брюк и мини-шорты на мужчинах сейчас вызвали бы удивление). Черный комплект из юбки с вышивкой и блузки с расшитым поясом смотрится очень эффектно, экзотично и вневременно. Эту блузку с поясом она потом скомбинирует со скромной серой юбкой в складку, которая будет гармонировать по цвету с валунами на берегу.

Кадры из фильма «Ихтиандр»

Кадры из фильма «Ихтиандр»

Кадры из фильма «Ихтиандр»

Кадры из фильма «Ихтиандр»

В конце 1950-х начинается действие оскароносного фильма «Москва слезам не верит» (1980) Владимира Меньшова (художник по костюмам Жанна Мелконян). Главные героини — три провинциалки, каждая по-своему покоряющие Москву. Самая модница среди них — Людмила () — демонстрирует несколько нарядов с силуэтом new look. Правда, он не слишком льстит ее формам. Эффектно смотрится красное платье с цветком у глубокого выреза декольте. Правда, «вавилоны» на голове героинь совсем не сочетаются с new look, который отличает как раз маленькая женская головка (и, как правило, короткие кудри, вспомним ту же Лолиту Торрес, Людмилу Гурченко, Татьяну Бестаеву). Бабетты, начосы и прочие прически в стиле Мардж Симпсон — удел 60-70 в СССР.

Кадры из фильма «Москва слезам не верит»

Кадры из фильма «Москва слезам не верит»

«Мы пошли на хитрость: одели актрис (которые и без того были стройные) в корсеты. Благодаря этому пластика у артисток стала как у юных девушек. А во второй серии героини взрослеют и держатся иначе. Создавая наряды 1958 года (фильм снимался в 1978-м), я ориентировалась на вещи, которые носила моя мама. Например, красное платье, в котором Людмила появляется перед гостями в профессорском доме, я почти полностью скопировала с маминого. Правда, наш наряд был пурпурным. Фильм снимался на пленке «Свема». А она хорошо передавала цвет лица, но делала блеклыми остальные краски. И прежде чем шить ту или иную вещь, я делала пробы разной ткани на пленке. Пурпурный цвет получился на ней красным. Носочки появились случайно. Мы нашли обувь 1958 года, но она была в плохом состоянии – кожа загрубела и покоробилась. Чтобы туфли не натирали ноги актрисам, я предложила им надеть белые носки. Такие носили в послевоенное время, а в 1958-м ходить в них уже стеснялись. Но я пошла на эту неточность, а позже поняла, что они очень хорошо подходят к силуэту героинь. В Америке же носочки произвели потрясающий эффект. В газетах писали: после триумфа картины русские ввели моду на белые носки. И как мне рассказывали, после показа фильма в Штатах было налажено масштабное производство этого товара». (Жанна Мелконян, цитата по статье в журнале «Телесемь»).

В 2008 году Валерий Тодоровский снял фильм «Стиляги». Изначально художник по костюмам Александр Осипов разработал костюмы максимально приближенные к 1950-м и тому, что носили стиляги. Но режиссера эта работа не устроила, поскольку различия казались ему не слишком очевидными для современного зрителя. И тогда авторы нашли другое художественное решение: жлобы (обычные советские граждане) одеты в серые костюмы, а чувихи и чуваки — в разноцветных попугайски ярких одеждах. И конечно, здесь немало нарядов в стиле утрированного new look (как будто вульгарные 80-90-е наложили на силуэты 1950-х: приталенные платья-футляры с подчеркнутой талией, платья с пышными юбками с подъюбниками и обтягивающим верхом). Так new look стал антисоветским.

Кадры из фильма «Стиляги»

Кадры из фильма «Стиляги»

Впрочем, гипербола конфликта «серых» и «разноцветных», может, и не гипербола вовсе. Сравните цветовую гамму отдела мужской одежды в фильме «За витриной универмага», а Таню и Веру в «Разных судьбах». Приглушенные, серые цвета означали основательность, надежность, политическую правильность, в то время как яркие краски были позволительны для девушек, которым простительна некоторая легкомысленность. Как и new look в целом, который был и остается модой для молодых, тонких и звонких.

Карнавальная ночь

Материалы по теме:

  • Александр Васильев о new look в СССР
  • Екатерина Салтыкова. Москва слезам не верит: как Америку носками покорили
  • Лебина Наталия Борисовна. «Мужчина и женщина. Тело, мода, культура. СССР — оттепель»
  • Лариса Захарова. «Наиболее распространенной является форма прямого пальто с однобортной застежкой»: О советской моде эпохи «оттепели» // Неприкосновенный запас, 2006 №1(45)
  • Татьяна Дашкова. «Стриптиз нам не нужен, но и чересчур закрываться тоже не следует!»: трансформация института моды сквозь призму советского кинематографа 1950—1960-х гг. // Новое литературное обозрение № 137 (1/2016)
Оцените