FavoriteLoadingДобавить в Избранное

О, Запад есть Запад, Восток есть Восток, и с мест они не сойдут,
Пока не предстанет Небо с Землей на Страшный господень суд.
Но нет Востока, и Запада нет, что племя, родина, род,
Если сильный с сильным лицом к лицу у края земли встает?
Баллада о Востоке и Западе. Редьярд Киплинг
Пер.Е.Полонской

Самое удивительное в этой картине – то, что она основана на реальных событиях. 24-летний высокий и красивый индиец, прислуживающий на золотом юбилее 68-летней английской королеве Виктории, настолько ей понравился, что стал ее близким другом на 13 лет — до конца ее жизни. История этой «позорной» дружбы была тщательно вымарана королевской семьей, но через 100 лет всплыла самым неожиданным образом. Журналистка Шрабани Басу, писавшая книгу о карри, увидела портрет Абдула Карима в королевской резиденции Осборн-Хаус на острове Уайт. Но это был портрет не слуги, который, как она знала, готовил карри королеве, а богато-одетого юноши с книгой.

Поскольку вся переписка Виктории и Абдула была уничтожена, Шрабани пошла другим путем и стала искать упоминания о Кариме в письмах третьим лицам, в записях королевского доктора, который называл индийца «мунши» (наставник) и писал о «мунши-мании» у королевы. Шрабани узнала, что Виктория учила «урду» и запросила в Виндзорском замке доступ к ее учебным тетрадям. Они пылились все эти годы неоткрытыми и стали настоящим сокровищем для Шрабани. Из них она узнала множество подробностей отношений королевы и ее мунши и выпустила первую книгу «Виктория и Абдул». Затем, через несколько лет, Шрабани встретилась с потомками Карима, и те передали ей его дневник. Так она увидела эту историю с другой стороны и смогла дополнить свое исследование. Неудивительно, что такая история не могла не привлечь кинематографистов, и ее сюжет довольно точно воспроизвел Стивен Фрирз в одноименном фильме, а главных героев сыграли и Али Фазал. Фильм идет на «Оскар» в двух номинациях: за костюмы () и грим (Дэниэл Филлипс и Лулиа Шеппард).

Перед тем, как мы с вами углубимся в изучение костюмного воплощения этой невероятной кино дружбы, сделаем две ремарки.
1. Джуди Денч уже играла королеву Викторию в фильме Джона Мэддена «Ее Величество, Миссис Браун» (1997) об отношениях королевы, только что потерявшей любимого мужа, со своим шотландским слугой Джоном Брауном (Билли Конолли). Шотландец был моложе королевы на 7 лет и был ее фаворитом с 1861 по 1883 год (до своей смерти). За эту роль Денч номинировалась на «Оскар». Браун, кстати, два раза упоминается в фильме Стивена Фрирза, Абдула называют «смуглым Джоном Брауном».
2. Консолата Бойл уже два раза номинировалась на «Оскар», причем оба раза за фильмы Стивена Фрирза про дам в возрасте. Первый раз – за «Королеву» (2006), в котором создавала костюмы для Елизаветы II- Хелен Миррен. Второй раз – за «Флоренс Фостер Дженкинс» (2016), где одноименную роль сумасбродной богатой американки сыграла Мэрил Стрип. Всего Консолата работала с Фрирзом 9 раз, начиная с картины «Шустрая» (1993).

«Мы провели огромное исследовательскую работу, к тому же королева много фотографировалась, так что у нас вообще не было никаких проблем как с письменными, так и с визуальными источниками, — рассказывает Консолата Бойл в интервью. – Перед нами стоял вопрос, что именно выбрать, потому что мы рассказываем вполне определенную историю, продиктованную сценарием и определенной точкой зрения».


Эскизы Консолаты Бойл для королевы. Опубликованы в Entertainment Weekly


Эскизы Консолаты Бойл для Берти и Абдула Карима

С костюмной точки зрения, проблема была в черным, говорит Бойл. Она потратила много времени, работая с художником-постановщиком и оператором над тем, как сделать черный интересным и фактурным. Викторианская мода была здесь большим подспорьем, так как предполагала разнообразие и богатство отделки, использование вышивки и кружева. К тому же сама королева носила много украшений. В фильме почти не видно, но в ряде сцен на запястье у нее браслет с эмалями – портретами ее мужа, принца Альберта.

Начало фильма противопоставляет двух главных героев. Абдул в светлой одежде спешит на работу, перепрыгивая по ступенькам, а полы его одежды легко развеваются на ветру. Королеву же тяжело поднимают с кровати двое служанок, а целая кавалькада фрейлин несет ее черную траурную одежду для процедуры одевания.

В сцене королевского обеда это цветовое противопоставление нарастает. Абдул одет в огненно-красное платье, подобно королевским слугам, и золото-голубой парчовый тюрбан. Он подчеркнуто молод и горит энергией, энтузиазмом, восторженностью. Королева в черном платье с голубой перевязью и черной вуалью, усыпанная бриллиантами, еле движется и, кажется, может в любой момент умереть.


Выставка костюмов из фильма в «Осборн-Хаус». Фото — Christopher Ison для English Heritage

«Сохранилось несколько иллюстраций Абдула Карима, и я использовала их как точку отсчета. Униформа, в которую королевские портные одевают его вначале, — это западная фантазия на тему. Европейские рукава с традиционными индийскими манжетами, есть некоторые элементы, которые делают этот костюм неуловимо индийским, к примеру, широкие брюки, которые сужаются к лодыжкам. Эти моменты были записаны в документах в Национальной Галерее. На груди униформы – королевская анаграмма, есть и другие детали, которые совпадают с ливреей королевских слуг», — рассказывает Консолата.

То, как меняется королева в общении с новым слугой, Консолата показывает, добавляя небольшие цветовые детали в костюм королевы: красная оборка на платье, вышитый цветок на платке, фиолетовый цветок в шляпке, серая накидка или белая кружевная вуаль.

Меняется и костюм Абдула: вечернюю красную псевдо-индийскую ливрею слуги с анаграммой королевы сменяет дневная синяя, а затем более нейтральный костюм из сизо-черного тартана. В таком «шотландско-индийском» костюме Карим едет с Викторией в Glas-allt-Shiel, ее вдовий домик. И наконец, после того как Карим стал «мунши» королевы, он одевается в богатую индийскую одежду (жемчужный комплект с золотой окантовкой из верхней чоги на завязках и рубахи-курта и штаны-чуридар).

Тартан, которые используются для одежды Карима, — выдуманный, с неправильной последовательностью полосок. По словам Дункана Кисхолма, основателя Ассоциации создателей килтов Шотландии, таких в викторианскую эпоху не существовало. Плед Виктории – это тартан Muted Hunting Stewart, придуманный только в 20 веке. Сама королева Виктория в реальности «придумала» несколько тартанов, которые могли использоваться только членами королевской семьи.

Новое платье Абдула в качестве мунши

Пиковый момент эволюции стиля Виктории – совместная поездка во Флоренцию, у королевы появляется белая вязаная шаль, легкая шляпка, белая кружевная вуаль, черное платье украшено белым кружевом и, наконец – она появляется на встрече с Пуччини в коричневом платье.

Когда после 6-месячной поездки в Индию Абдул возвращается c женой и тещей, королева встречает его в светло-черном платье (как бы странно это ни звучало, в кино-фильтрах оно смотрится почти серым) с обильной золотой отделкой. По сравнению с ее начальными траурными платьями королева сильно «посветлела». Абдул же появляется как «вылитый Али Баба» — в бело-золотом индийском наряде, при медалях, с пистолетами за поясом и расшитых туфлях-моджари. Не знаем, насколько это было так задумано или совпало, но именно в этот период Абдул выглядит толще, в соответствии с индийскими представлениями о полноте как красоте и богатстве.


Выставка костюмов из фильма в «Осборн-Хаус». Фото — Christopher Ison для English Heritage

 


Путь Абдула Карима от псевдо-тартана до сказочной Индии.

«Сближая» героев на костюмном уровне Бойл неизменно подчеркивает и контраст. У Абдула цвета более светлые, насыщенные, часто с переливающимся рисунком, ткани легкие, струящиеся, почти не облегающие фигуру. У королевы и ее двора цвета темные/тусклые, ткани более плотные, жесткие, одежда плотно облегает фигуру, «сжимает» ее, как суровый британский этикет. Все костюмы Джуди Денч и Али Фазала были сшиты с нуля.

Во второй раз королева надевает коричневый со светлыми оборками костюм на театральное представление, где Карим играет персидского султана. По иронии судьбы этот эпизод, когда она любуется им, омрачает последующая драматическая сцена. После которой Берти, наследник престола, и придворные начинают козни и интриги против любимчика Виктории. С этого момента ее костюмы исключительно черные.

 

 

Джуди Денч играет Викторию блистательно, тонко передавая ее эмоциональное и физическое состояние: равнодушие, угасание, интерес, вдохновение, влюбленность, боль, унижение, усталость. Огромную роль сыграл и грим: мешки под глазами или розовый румянец совершенно преображают лицо актрисы. Ее «бабушка Европы» получилась живая, некартонная, женщина, любящая лесть и внимание красивых мужчин, любопытная, кокетливая, своенравная и упрямая, верная, наивная и эгоистичная.

Костюмы всех второстепенных персонажей и массовки сделаны с исключительной тщательностью. «Очевидно, что все, основанное на истории, требует стопроцентной достоверности и точности, никаких фальшивых нот, — рассказывает Бойл. — Все, что касается королевской семьи, этикета, иерархии должно быть передано верно. Возьмем, к примеру, королевский банкет, все должны быть одеты в соответствие с неофициальной иерархией, каждый элемент одежды что-то символизировал. Мы должны были убедиться, что все выглядят правильно и ничто не отвлекает внимания. Но вся эта точность важно только тогда, когда о ней можно забыть, и увидеть главное – женщину в конце стола, вот на кого мы только должны смотреть и на, то что произойдет, когда появится молодой человек».

В первой половине фильм полон света, любви и легкого юмора, вторая же демонстрирует напряжение и драматизм. Критики отмечают, что Фрирз сильно сгладил и смягчил сюжет, сделав из Карима восторженного юного друга, а из королевы – любящую мать для него, обойдя все ужасы колониальной политики Великобритании в Индии. Но нам кажется, что эта казалась бы камерная история из личной жизни королевы поднимает темы и вопросы самого широкого круга. Имеющий глаза да увидит.

Фотографии костюмов
1. Hollywoodmoviecostumesandprops 

2. Hollywoodmoviecostumesandprops

Использованы цитаты Консолаты Бойл из материалов:

Consolata Boyle On Working With Shades of Black To Bring The Mourning Queen Victoria To Screen In Victoria and Abdul. 

How Victoria and Abdul’s costume designer stitched a royal evolution

‘Victoria & Abdul’: How Costumes Convey a Controversial Friendship

Оцените